четверг, 7 августа 2014 г.

ЗНАКОМАЯ «НЕЗНАКОМКА» СВЕТЛАНА БАРТОХОВА

Светлана Бартохова наша землячка: родилась в Осташковичах, училась в школе №4 г. Светлогорска. Закончила один из престижнейших вузов бывшего СССР – Литературный институт им. М. Горького. Творческий конкурс у поэтов (а именно поэзии собиралась посвятить свою жизнь Светлана Бартохова) на момент поступления было 100 человек на место. Счастье, что она об этом узнала уже после зачисления.
«На пяти курсах дневного отделения учились всего 200 человек: поэты, прозаики, драматурги, - вспоминает Светлана, - профессора, студенты не только знали друг друга в лицо, но и общались на равных... Я уже не говорю о той безмятежной вольности, которая царила в стенах института, о гениальных преподавателях, о чувстве высокого братства между студентами, об особой творческой атмосфере…».

    Случилась так, что после окончания института Светлана вернулась в Минск, хотя возможность остаться в Москве была. Была уже определенная известность в литературных кругах, предложения работы, друзья. Но кто из нас молодым не был уверен в собственном светлом и обязательно необычном будущим! Приехав в Минск, работала в редакции журнала «Родник» («Крыніца»), расширяла знания, «прочувствовала» белорусский язык самостоятельно по прозе Владимира Короткевича, стихам Янки Купалы, словарям Байкова и Некрашевича. Переводила русскоязычные статьи на белорусский язык и все отмечали, что «пераклады зроблены прафесійна і на добрай мове». А стихи писала на русском. Они так рождались… Думала, что пока…
С легкой руки одного из поклонников поэзии Светлану Бартохову принимали в Союз писателей Беларуссии. Сложно сегодня быть судьями членов той комиссии, которые, помимо жесткого “разбора” поэтического творчества, осудили Светлану за отсутствие стихов на “родном”языке. После такого “судилища” она, приехав домой, сожгла в горячечном порыве, обливаясь слезами, все свои стихи, чтобы никогда не возвращаться к ним. Можно было бы сделать ставку на “экзальтированность” юной поэтессы, если бы не знать о поломанных, в похожих ситуациях, судьбах не одного десятка одаренных людей прошедшего 20-го века. Ее потом приглашали на заседание секретариата по поводу приема в Союз писателей, но Светлана отказалась, ничего не объясняя. «Раз и навсегда поставила на себе крест и стала жить мимо поэзии. Да, собственно, и мимо самой жизни», - говорит сегодня Светлана.
Поэты вообще люди особенные. Являясь любителем этого жанра, абсолютно уверена, что не бывает настоящих поэтических строк без «обнажения» души. Слова, к сожалению, лишь слабые тени того, что может чувствовать человек.… И только в поэзии, каким-то особенным построением сочетаний таких простых, таких узнаваемых слов возникает волшебство поэтической строки, которая точно передает всю гамму сложнейших человеческих чувств, эмоций, желаний, затрагивает самые сокровенные уголки человеческой души. Потому, что пишутся они «оголенным» нервом, открывая все самое сокровенное, что обычно глубоко запрятано у каждого из нас от посторонних. Поэтому и страшно порой за авторов ТАКОЙ ПОЭЗИИ, поэтому и больно, когда ИМ больно. Знали ли об этой особенности настоящего поэта и поэзии члены комиссии, насколько могли чувствовать и «слышать» поэзию? Да и разве в языковом выражении ценность поэзии? Мне кажется, поэзия сама по себе интернациональна.
Но Жизнь - «дама» беспристрастная и, хочется верить, справедливая. Каким-то чудом стихи выжили. Они, пусть и не все, сохранились в поэтических «самописных» тетрадях юных девушек начала 80-х годов, в памяти любителей поэзии. Кто-то уже в новом веке забросил несколько стихов в Интернет, и они стали жить самостоятельной жизнью, отдельной от жизни автора. За авторство этих стихов боролись. И только два года назад стало известно настоящее имя автора – Светланы Бартоховой, не написавшей с того страшного дня ни одной поэтической строчки. Конечно, жаль, что так получилось. В конце концов, пострадала не только поэтесса, но и все мы – любители поэзии и, по большому счету и современная белорусская поэзия.
Сегодня Светлана Бартохова – известный драматург, чьи пьесы ставятся не только в театрах Беларуси, но и за ее пределами. Ее пьесы «Мастроянни и компания», «Отражение в зеркале», «Незваный гость», «Непобедимая», «Такая долгая гроза», «Искушение Дориана Грея» и др. широко известны в театральных кругах и любителям драматургии. По мотивам пьесы «Поле битвы» режиссером Александром Карповым снят двухсерийный художественный видеофильм.
Светлана Павловна - член нескольких творческих союзов, лауреат республиканских конкурсов драматургии, автор поэтического сборника «День рождения» (1982) и книги пьес «Отражение в зеркале»(2008).

Из сожженных стихов
Элегия.
Он уходил, она молчала,
А ей хотелось закричать:
«Постой! Давай начнем сначала!
Давай попробуем
Начать!..»

И все-таки не закричала…
Он уходил…
Она молчала…
Он оглянулся у порога,
Свою решительность кляня.
Хотел ей крикнуть:
«Ради Бога,
Прости меня! Верни меня!..»
Не крикнул и не подошел…
Она молчала…
Он ушел…

Так трудно первой бросить слово,
Когда решается судьба…
Вот я тебя встречаю снова,
От горькой нежности слепа.

Невесело и равнодушно
Ты прижимаешься к плечу…
И так тебе со мною душно,
И так плечо мое не нужно!..

Но ты молчишь…
И я молчу…

***********

Отец обижался, что видимся мало.
А мне наших встреч не хватало самой.
Но дома ждала одинокая мама,
И к маме дорога – дорога домой.

И были дороги по белому свету,
И письма короткие: «Папа, прости…
Пока не могу, но приеду, приеду!..
Не бойся, дождешься –
Вся жизнь впереди!..»

И верила свято, что утром морозным,
Веселым, звенящим, как эхо в лесу,
Я в Гомель приеду и алые розы
На день юбилея отцу принесу.

И станет на скатерть шампанское литься,
Запахнет весной золотой ананас.
Посыпятся тосты, засветятся лица,
И в мире не будет счастливее нас!..

…Иду и глотаю тяжелые слезы
И все не могу осознать до конца:
Приехала в Гомель…
И алые розы

Несу под дождем…
На могилу отца…
Шепчу запоздалое:
«Папа, прости…»
И страшно,
Что целая жизнь впереди…



***********


Моя судьба с нерадостным лицом
Досталась мне от прошлого в наследство.
Одно и то же снится мне из детства:
Я плачу – мама ссорится с отцом.

Они кричат, как за глухой стеной,
Они уже не в силах помириться.
Гляжу со страхом на родные лица…
Я вас люблю! Зачем вы так со мной?!..

Затмила свет недетская беда,
Так горевать умеют только дети.
Я помню: это именно тогда
Мне стало больно жить на белом свете…

Потом во всем искала горя знак,
Все начиналось ожиданьем боли.
И до сих пор не научусь никак
Любить без страха и смеяться вволю.

                                                                   ***********

Опять пошаливают нервы,
Опять не выдержит душа...
Ведь кто-то должен сделать первым
Пусть виновато!
Первый шаг.

Ну вот.… Осталось семь ступеней…
Звонок… Шаги… Щелчок замка…
Я вздрогну и оцепенею
В твоих растерянных руках.

Окажется, что так непросто
Поднять глаза, слова найти.
Сожмусь и стану меньше ростом,
По-детски прячась на груди.

И неожиданно заплачу,
Впервые, не скрывая слез.
Ты будешь гладить, как незрячий,
Запутанную прядь волос.

Начну оправдываться глупо,
Тебя за прошлое корить…
Но обжигающие губы
Мне не дадут договорить…

Осталось только семь ступеней,
И точка ждущего звонка…
А я стою и цепенею
От счастья в нескольких шагах…

1 комментарий:

  1. Спасибо за добрые слова. Глубоко тронута тем, что меня помнят в любимом городе. Желаю моим дорогим землякам здоровья и удачи.
    С теплом и нежностью -- Светлана Бартохова.

    ОтветитьУдалить