четверг, 2 ноября 2017 г.

По строкам — к алтарю

Традиционно свадьба в сюжете — хеппи–энд. Золушка выходит замуж за принца, Мари — за Щелкунчика... Впрочем, писатели из брачного обряда могут сделать целое произведение вроде «Женитьбы Фигаро» Бомарше или «Выше стропила, плотники» Сэлинджера. Лажечников описал свадьбу шутов в ледяном доме, Пушкин использовал магистральный сюжет, как во время тайного венчания жениха подменяет незнакомец. Тайная свадьба Ромео и Джульетты — только эпизод, из которого следует трагическая развязка. Давайте вспомним десять примечательных литературных свадеб.

1. Степан и Валя
В романе Ивана Шамякина «Шлюбная ноч» свадьбы две. Одна — фальшивая, подпольщик Степан и разведчица Маша инсценируют ее для прикрытия. А вот связная партизанского отряда Валя всерьез любит Степана и ревнует его, хотя парень отвечает на ее чувства: «Сцяпан чакаў пад акном, за бэзавым кустом, i прыняў мяне на рукi, лёгка панёс да будана».
Трогательная деталь их первой и единственной ночи: Валя «прачнулася ад таго, што ў мяне самлела рука — Сцяпан ляжаў на маёй руцэ. Можа, тады, у той мiг, я адчула найвышэйшую радасць. I найбольшы прылiў ласкi, пяшчоты».
А сама свадебная церемония происходит в отсутствие жениха: Валя, вернувшись в отряд, требует, чтобы их расписали, и командиры идут навстречу отважной разведчице. Правда, один замечает: «Але ж дзiўна мне з такога вяселля».

2. Ассоль и капитан Грэй
Сегодня рассказ Александра Грина тинейджеры воспринимают немного скептически. У Ассоли тут пассивная роль: ну увидел чужеземный капитан ее спящей, влюбился, узнал о ее мечте — корабле с алыми парусами, решил осуществить и заполучить красавицу... И как же выглядит эта эпохальная встреча?
«Грэй нагнулся, ее руки ухватились за его пояс. Ассоль зажмурилась; затем, быстро открыв глаза, смело улыбнулась его сияющему лицу и, запыхавшись, сказала:
— Совершенно такой.
— И ты тоже, дитя мое! — вынимая из воды мокрую драгоценность, сказал Грэй. — Вот, я пришел. Узнала ли ты меня?
Она кивнула, держась за его пояс, с новой душой и трепетно зажмуренными глазами». На корабле пьют за брак капитана (а венчания–то и нет!), льется чудесная музыка... В каюте Грэй и Ассоль («Теперь мы отойдем от них, зная, что им нужно быть вместе одним» — заявляет автор). А у современной девушки вопрос: то есть все равно, что за капитан приплыл бы на том корабле, хоть осьминогоподобный Дэйви Джонс, Ассоль покорно пошла бы с ним в каюту, как Лариса Огудалова из «Бесприданницы»? А за установку «сидеть на берегу и ждать принца» любая феминистка порвет на лоскуты.

3. Иван и Джулия

Героям «Альпийской баллады» Василя Быкова не до свадеб... Белорусский парень Иван и молоденькая итальянка бегут из фашистского концлагеря, перебираются через Альпы... Но любовь прорастает на самой каменистой почве. «Засталiся толькi бражная духмянасць зямлi, макавы водар i спякотны бляск высокага неба. Сярод гэтай першабытнай стыхii ў адным кроку ад смерцi нарадзiлася нязведанае, таямнiчае i ўладарнае, яно жыло, прагла, палохала i клiкала...»
Фоном этой экстремальной свадьбы стали альпийские луга, покрытые цветами. «А зямля ўсё вагалася, кружылася неба, праз паўрасплюшчаныя павекi ён незвычайна зблiзку бачыў пяшчотную акругласць яе шчакi, пакрытай маленькiмi, высвечанымi сонцам варсiнкамi; гарачай ружовасцю ззяла падсветленая ззаду тоненькая ракавiна вуха».

4. Джейн Эйр и Эдвард Рочестер
В романе Шарлотты Бронте тоже две свадьбы. Первая — неудачная: юная гувернантка Джейн уже у алтаря узнает, что ее жених, аристократ Эдвард Рочестер, имеет жену. Та безумна, но по законам развестись нельзя. Неудивительно, что свадьба мрачна:
«Не было ни шаферов, ни подружек невесты, ни родственников. Не надо было ни ждать их, ни готовиться к церемонии... Не знаю, выглядел ли так когда–нибудь другой жених — столь сосредоточенным на единственной цели, столь полным неумолимой решимости, в чьих глазах под таким гранитным лбом пылал бы такой огонь. Мы вошли в скромный маленький храм. У невысокого аналоя нас уже ожидал священник в белом стихаре. Причетник стоял возле него. Царила глубокая тишина: лишь в дальнем углу маячили две тени».
Следующая свадьба случится спустя несколько лет, когда герой овдовеет, а заодно ослепнет во время пожара: это будет скромное венчание в тихой часовенке.

5. Хлоя и Колен
Роман Бориса Виана «Пена дней» — сумасшедшая игра смыслов и слов. На венчание молодые едут в вагонетке. На входе в храм «юные Священочки» раскалывают о головы входящих «тонкие хрустальные флакончики со святой водой и украшают волосы каждого кусочками дымящегося ладана, который у мужчин вспыхивал желтым пламенем, а у женщин — лиловым». 
«Надстоятель бил в барабан, Пьяномарь играл на флейте, а Священок задавал ритм маракасами. И увертюра, и песнопения были выдержаны в манере традиционных блюзов». А обручение проходит под мотив «Хлои» в аранжировке Дюка Эллингтона.


6. Остап Бендер и мадам Грицацуева
Незабываемое впечатление производит свадьба Остапа и «знойной женщины, мечты поэта» из романа Ильфа и Петрова.
«Чертог вдовы Грицацуевой сиял. Во главе свадебного стола сидел марьяжный король — сын турецкоподданного. Он был элегантен и пьян.
Гости шумели.
Молодая была уже не молода... Нового мужа она обожала и очень боялась. Поэтому звала его не по имени и даже не по отчеству, которого она так и не узнала, а по фамилии — товарищ Бендер.
Остап все время произносил речи, спичи и тосты. Пили за народное просвещение и ирригацию Узбекистана».
Поскольку свадьба была предлогом выкрасть у вдовы вожделенный стул, в котором гипотетически спрятаны сокровища, после брачной ночи Бендер испаряется. «Пришлось оставить любимой записку: «Выезжаю с докладом в Новохоперск. К обеду не жди. Твой Суслик».

7. Майка Раубич и Алесь Загорский
Свадьба героев эпопеи «Каласы пад сярпом тваiм» необычна. Поскольку отец и брат Майки стали смертельными врагами князя Алеся Загорского, Алесь невесту похищает. Венчают молодых ночью: «Халоднае золата старога вянца лягло на лоб. Старая рэлiквiя загоршчынскай царквы. Не менш як трыццаць пакаленняў адчувалi яго вось так, лобам. Суровыя твары сяброў былi каля сцен i вакол, i мiж iх, побач з iм, стаяла яна, гатовая на ўсё».
А кончилась свадьба тем, что родня невесты осадила храм, пригнав даже пушки, и забрала беглянку. Впрочем, первую брачную ночь молодые все же провели — Майка выбралась к мужу из окна отчего дома по плющу:
«Пад ёю было сiняе, як неба, пакрывала. У яе вачах былi зоры, толькi цяпер iншыя. I ён гасiў i гасiў гэтыя сусветы вуснамi, а яны зноў узнiкалi, i ён не мог з iмi нiчога зрабiць, бо яны жылi».

8. Двойра Крик и бедный юноша
«Все благороднейшее из нашей контрабанды, все, чем славна земля из края в край, делало в ту звездную, в ту синюю ночь свое разрушительное, свое обольстительное дело. Нездешнее вино разогревало желудки, сладко переламывало ноги, дурманило мозги и вызывало отрыжку, звучную, как призыв боевой трубы...» — описывает Бабель в «Одесских рассказах» свадьбу сестры короля грабителей Бени Крика. Жених практически не упоминается — это испуганный юноша, купленный за деньги для немолодой Двойры, страдающей базедовой болезнью.
Полиция Одессы готовится напасть на криминальную свадьбу. Но король заявляет: «Беня знает за облаву». Загорается полицейский участок, и служивым уже не до воров.
«Городовые, тряся задами, бегали по задымленным лестницам и выкидывали из окон сундуки. Под шумок разбегались арестованные. Одна только Двойра не собиралась спать. Обеими руками она подталкивала оробевшего мужа к дверям их брачной комнаты и смотрела на него плотоядно, как кошка, которая, держа мышь во рту, легонько пробует ее зубами».

9. Князь Мышкин и Настасья Филипповна
Строптивая литературная невеста — Настасья Филипповна из «Идиота» Достоевского. Став содержанкой, гордая красавица ненавидит себя, а заодно портит жизнь другим. Мечется между влюбленным купцом Рогожиным и чудаковатым идеалистом князем Мышкиным. Свадьба с князем почти состоялась.
«Настасья Филипповна вышла действительно бледная, как платок; но большие черные глаза ее сверкали на толпу как раскаленные угли; этого–то взгляда толпа и не вынесла; негодование обратилось в восторженные крики. Уже отворились дверцы кареты, уже Келлер подал невесте руку, как вдруг она вскрикнула и бросилась с крыльца прямо в народ».
Два раза Настасья Филипповна убегала из–под венца к купцу Рогожину, чтобы не портить князю жизнь, и возвращалась, пока доведенный до отчаянья Рогожин ее не прирезал.

10. Арвен и Арагорн
Когда герой эпопеи Толкиена Арагорн возвращает себе трон предков, объявляется и его невеста. Оказывается, это принцесса эльфов Арвен! Теперь, кончив Войну Кольца, победив Саурона с его орками, можно праздновать.
«Вечером того же дня, когда небо стало синим, как сапфир, когда на востоке зажглись первые звезды, а запад еще оставался золотым, всадники подъехали к Воротам Минас Тирита... Последним ехал мудрый Элронд, славнейший среди людей и эльфов. Рядом с ним на сером коне скакала его дочь Арвен, Вечерняя Звезда своего народа. Когда Фродо увидел ее, мерцавшую в сумерках, со звездами во лбу, он долго молчал, а потом сказал Гэндальфу: 
— Теперь я понимаю, почему мы медлили здесь и чего ждали! Вот завершение всему. Теперь не только дни будут прекрасными, но и ночи — благословенными, и все ночные страхи исчезнут.
Правитель Города приветствовал своих гостей, и они спешились. Элронд подвел Арвен и вложил руку дочери в руку Арагорна. Все вместе они вошли в Цитадель и над городом расцвели невиданные звезды».




Комментариев нет:

Отправить комментарий